Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Станисла­в Монюшко

Глава №131 книги «История зарубежной музыки — 3»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Место Монюшко в музыкальной культуре Польши. Творческое формирование композитора. Роль темы социального протеста в его творчестве. Виленский период. «Песенники», их художественное и патриотическое значение.

Национально-освободительные идеи, которыми пронизана духов­ная жизнь Польши XIX столетия, преломились в музыке Станисла­ва Монюшко несколько по-иному, чем у Шопена. Эти два польских композитора, принадлежащие к двум разным художественным поколениям, творчески как бы дополняют друг друга. Монюшко, об­ладавший неизмеримо более скромным дарованием, чем его великий предшественник, тем не менее сумел найти свою собственную творческую сферу, не затронутую Шопеном, и занять почетное и видное место в истории польской культуры. Именно с творчеством Монюшко связывается осуществление мечты польского народа о создании своей национальной оперы. Этому скромному провинци­альному музыканту обязан польский народ также появлением романсной лирики, воплотившей богатство образов национальной польской поэзии.

Жизнь Монюшко протекала в один из самых тяжелых периодов истории Польши. Крушение надежд на независимость Польши после наполеоновского нашествия определило общественную атмо­сферу детских лет композитора. Разгром восстания 1830 года, крестьянские бунты 40-х годов, напряженная обстановка, предше­ствующая восстанию 1863 года, и, наконец, тяжелая реакция после поражения восстания — на этом мрачном общественном фоне, в атмосфере жестоко подавляемого, но никогда не угасающего протеста формировалось творчество младшего современника Шопена. После разгрома восстания 1830—1831 годов центр польской рево­люционной интеллигенции переместился в Париж. За границей жили и творили самые выдающиеся польские художники середины века: Шопен, Мицкевич, Словацкий, Норвид. Лишь немногие оставались на родине и в тяжелейших условиях, в условиях беспощадных репрессий и жесточайшей цензуры, продолжали своим творчеством бороться за национальное самоутверждение. К этой замечательной группе подвижников принадлежал и Монюшко. В его творчестве есть та глубокая демократичность, та непосредственная связь с повседневной духовной жизнью польского народа, которая позволила ему стать выразителем дум и чаяний целого поколения.

Станислав Монюшко родился 5 мая 1819 года в поместье Убель Минской губернии в семье мелкопоместного дворянина. В самые ранние годы он узнал и полюбил деревенские песни — польские, белорусские, литовские, украинские. В формировании музыкально­го языка будущего композитора этим впечатлениям принадлежит решающая роль.

«Я не создаю ничего нового, — писал композитор впоследст­вии. — Странствуя по польским землям, а наполняюсь духом на­родных песен. Из них, помимо моей воли, вдохновение переливает­ся во все мои сочинения».

Польский помещичий быт, окружавший Монюшко в детские го­ды, его раннее знакомство с песнями, легендами, балладами и ис­торией своей страны определили национально-польское начало в духовном облике композитора, которое придает всему его творче­ству столь характерную национальную самобытность.

Однако не меньше, чем художественным впечатлениям или пат­риотическим настроениям, обязан Монюшко своим детским годам острым и непосредственным интересом к социальным проблемам. Подобно многим выдающимся художникам России XIX века, выросшим в непосредственной близости к деревне, Монюшко рано и остро осознал социальную несправедливость, проникся сочувстви­ем к угнетенному классу крестьян. Именно эта черта, в зрелые го­ды развившаяся до глубоко осознанной потребности сделать геро­ем своих произведений не историческую личность, а простого мужи­ка, «показанного человеком», и сделала возможным появление «Гальки» — первой польской национально-демократической оперы.

Воспитанный на оперных произведениях западноевропейских композиторов (Моцарта, Россини, Беллини, Вебера), Монюшко тем не менее отличается от них именно теми своими чертами, которые роднят его с современными ему русскими писателями и композито­рами — подчеркнутым интересом к теме социального протеста. Возможно, что именно эта направленность и придает опере Мо­нюшко «Галька» немеркнущую популярность.

По окончании своего музыкального образования *

* Монюшко занимался сначала в Варшаве у Фрейера, ученика Эльснера, затем в Минске у провинциальных педагогов и, наконец, в Певческой академии в Берлине, где получил настоящую профессиональную подготовку.

Монюшко на долгие годы осел в Вильно, работая вдали от центра музыкальной жизни, занимая скромную должность церковного органиста и под­рабатывая за ничтожную плату уроками в частных домах.

Художе­ственная и общественная жизнь в Вильно находилась в эти годы в состоянии глубокого упадка. Университет, еще недавно оплот интеллектуальных и революционных движений, равно как и Медицин­ская академия, был закрыт. В городе не было ни оперного, ни постоянного драматического театра, и даже собрать симфонический оркестр в полном составе было выше возможностей виленских любителей музыки. В этом духовном «пустыре» Монюшко прожил двадцать лет. Как это ни парадоксально на первый взгляд, но, быть может, именно эта оторванность от крупных музыкальных центров и содействовала тому, что Монюшко нашел свое собствен­ное художественное направление.

Не скованный нормами космополитизированной концертной и оперной жизни столицы, свободный от компромиссов с театраль­ными антрепренерами, Монюшко начал свои художественные опы­ты, ориентируясь на широкую демократическую польскую среду. Два самых выдающихся его достижения, вошедших в золотой фонд польской культуры, а именно опера «Галька» и романсные сборни­ки, известные под названием «Песенников», родились в виленский период, в неразрывной связи с провинциальным художественным бытом тех лет. Как и ряд других сценических произведений Мо­нюшко, предшествовавших «Гальке», это выдающееся произведение польской музыки было впервые исполнено наполовину силами лю­бителей, и притом в концертной форме. Что же касается романс­ных сборников, которые в огромной степени подготовили интона­ционный склад и вокальный стиль зрелых опер Монюшко, то в дан­ном случае ориентация на демократическое бытовое музицирование была провозглашена художественной платформой композитора.

Первому из своих двенадцати «Песенников» *,

* При жизни автора было напечатано только шесть; из них последний вы­шел в 1659 году.

вышедшему в 1841 году, композитор предпослал развернутый проспект, в кото­ром излагал свое эстетическое кредо. Предназначая эти романсы для домашнего исполнения, Монюшко ставил своей целью повысить художественный уровень польского бытового музицирования, при­близить его к самым высоким достижениям современной профес­сиональной музыки. Вместе с тем главной творческой задачей он считал художественное воплощение в романсной музыке нацио­нального характера польского народа, подчеркивая огромную важ­ность для этой задачи народного искусства.

«Лучшие художники открыли этот неисчерпаемый родннк гар­монии и начали его разрабатывать; поэты, изучая самобытную по­эзию народа, пользуясь его тематикой, стали сочинять песни нацио­нального характера», — писал композитор.

Более двухсот пятидесяти песен, вошедших в «Песенник», охва­тывают огромное разнообразие типов. Излюбленный жанр — балладный, в соответствии с традициями польской романтической поэ­зии. Драматические песни, дидактические сюжеты, картинки повседневного быта, трагические, с социальной направленностью, лирические, юмористические романсы с салонным оттенком и мно­гие другие — все эти разнообразные виды также широко представ­лены в романсных сборниках Монюшко, охватывая тексты множества поэтов, и в первую очередь Мицкевича *.

* Шестой «Песенник» весь посвящен творчеству Мицкевича. В числе дру­гих поэтов — Вольский, Прусиновския, Кохановский, Крашевский, Ходзько. В «Песенниках» есть около двадцати текстов русских поэтов (например, «Песня бобыля» Никитина, «Моей звездочке» Бенедиктова, «Тоска» Иванова).

В музыкальном письме Монюшко явно отталкивается от традиций Шуберта и Лёве, но преломляет их по-своему, на основе особенностей польской поэтической речи и польской народной музыки. Многие песни написаны в жанре польского фольклора — мазурки, краковяка, думы, и т. п. Очень богата «живописная» сторона аккомпанемента. Как правило, известная простота вокальной партии обогащена тон­ким, искусным, оригинальным гармоническим стилем.

«Для знающих польский язык романсы Монюшко — сокровище. Я не призадумаюсь поставить их наряду с лучшим, что есть в му­зыке в этом лирическом песенном роде», — писал Серов о песнях Монюшко, сравнивая их с романсами Шуберта, Шумана, Глинки, Даргомыжского, отмечая, в частности, высокий художественный уровень романса «Знаешь ли край» на слова Гёте в переводе Мицкевича.

Резонанс, который «Песенники» получили на родине Монюшко, не имел себе подобного. Появление столь ясно актуальной национальной музыки, словно «разговаривающей по-польски» в мо­мент, когда родной язык был под запретом, имело прежде всего громадное патриотическое значение. Вместе с тем своими романса­ми Монюшко не только разрешал проблему национального интонационного строя в вокальном искусстве *,

* В инструментальной музыке эта проблема была уже решена Шопеном.

но и приблизился к раз­решению более общей задачи, стоящей перед всеми передовыми музыкантами-мыслителями XIX века, а именно задачу преодоления разрыва между художественным уровнем профессиональной музы­ки и музыки бытового музицирования. Популярность «Песенников» Монюшко затмила все, что когда-либо выходило в Польше в этом жанре.

* * *

Наравне с творчеством Шопена искусство Монюшко ознаменовало «совершеннолетие» польской национальной музыки XIX века. Не приближаясь к гениальной одаренности Шопена и не претендуя на его мировую роль, Монюшко тем не менее занял видное место в культуре своей страны как основоположник польской национальной оперы.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2019 Проект Ивана Фёдорова