Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Массовые революционные жанры и их связь с национальным искусством

Глава №4 книги «История зарубежной музыки — 3»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Революционная музыка сложилась как часть театрализованно­го представления с участием организованной многотысячной толпы.

В оформление празднества вносили свой вклад художники, поэты, музыканты. Соответственно строгому, величественному характеру событий создавалась общая композиция представления. Симметрично расположенные хоровые группы, великолепные кор­тежи, внушительные декорации (трибуны, арки, пирамиды, колес­ницы, гирлянды из цветов, статуи, символические изображения и т.п.) были обязательным элементом церемонии. Простые, но эф­фектные по сочетанию красок костюмы исполнителей (их были тысячи) *

* Это было возможно потому, что композиторы и ученики музыкальной школы проводили с народом широкую подготовительную работу. Так, в праздне­стве в честь Верховного существа в 1794 году участвовал народный хор из со­рока восьми секций, составлявших вместе две тысячи четыреста человек. Нака­нуне праздника деятели консерватории разъезжали по разным департаментам, репетируя с хористами их партии.

, множество продуманных сценических и драматических приемов, вплоть до колокольного звона, пушечных выстрелов и пы­лающих факелов, – все вместе создавало мощное и величественное впечатление. Оформление этих торжеств в большинстве случаев принадлежало знаменитому художнику Ж. Л. Давиду. В великолеп­ной симметрии, пышности, художественной синтетичности этих мас­совых спектаклей проявлялась преемственность со старинными национальными традициями музыкального театра Франции. Но прежние художественные приемы обогатились демократическим искусством, сложившимся на широких городских площадях.

После художника, создателя общего проекта и композиции праздника, вносил свой вклад поэт. Он излагал в стихах идею тор­жественного события. Ведущим стихотворцем французских рево­люционных фестивалей был М. Шенье, великолепно владеющий законами драматической театральной выразительности. Ясность идеи, ее доходчивость часто достигались посредством диалогов, в которых роль действующих лиц выполняли отдельные хоровые группы. При всей простоте и лозунговости этой поэзии, она отли­чалась тем высоким слогом, совершенством декламации, изящест­вом и силой поэтических оборотов, которые со времен Корнеля и Расина характеризовали язык французской сцены. Революцион­ные прокламации, народные песни и гимны, широко проникшие в массовые постановки, сообщали им призывный, энергичный харак­тер. В целом это была впечатляющая поэзия, эмоциональную силу которой подчеркивала и доносила до масс новая музыка.

Создателем музыкального стиля революции по праву считает­ся широко прославленный французский симфонист Франсуа Госсек (1734—1829). Этому убежденному республиканцу принадле­жало музыкальное оформление большинства празднеств первых двух лет новой власти. Госсек в своих произведениях воплотил ге­роический дух великого общественного переворота.

В начале революции народ сам создавал песни и гимны, используя для этого популярную музыку, в том числе оперные арии и танцевальные мотивы. Так, песня «Сa ira», мелодия кото­рой перенесена из широко известной кадрили («Народные колоко­ла» Бекура), стихийно стала гимном первых лет республики:

Одной из наиболее любимых революционных песен была «Кар­маньола». Происхождение ее неизвестно, но близость к народным источникам несомненна:

Народной стала и бессмертная «Марсельеза». Ее автор, офицер действующей армии Руже де Лиль не был музыкантом-профессионалом. Он сочинил «Военную песнь Рейнской армии» 25 апреля 1792, воодушевившись известиями о победах революционной армии. Подхваченная войсками, она была принесена в Париж солдатами из Марселя (отсюда ее название - «Марсельеза») и молниеносно распространилась по всей стране. Этот пла­менный республиканский гимн сыграл огромную мобилизующую роль в революционном движении многих европейских стран. «Марсельеза» - пишет Морис Торез, - грянула из недр революционной Франции в 1792 году, Франции якобинцев и жиронди­стов, поднявшихся против короля и феодалов. Она – выражение пламенной и страстной воли революционного народа, его порыва и героизма. Она — Революция... «Марсельеза», это мятежная песня победила Европу... Это – песня демократов и пролетариев. Она была песней декабристов Петербурга, затем рабочих Москвы и Петрограда, крестьян старой России, сбрасывавших страшное ярмо царизма и капитала и начавших великое дело построения со­циализма».

Музыка революционных торжеств (особенное обилие которых приходится на 1793 год) поражает монументальностью, простотой, мощью. Искусство открытых площадей и многотысячных масс не могло опираться на выразительные музыкальные приемы камер­ных жанров. Агитационный, плакатный характер революционного творчества должен был вызвать рождение новых музыкальных средств.

В первые дни революции проявления народной радости нахо­дили выход еще в традиционных культовых песнопениях. Но уже в первых «Te Deum» бесстрастная церковная псалмодия уступила место более широкой и энергичной мелодике героического плана. Кроме того, демократические хоровые оды требовали конструктив­ной ясности, простоты, близости к народно-бытовым формам. «В бурные годы Французской революции происходил отбор интонаций, наиболее отвечавших эмоциональным «запросам» масс» (Асафьев).

Постепенно в массовой вокальной и инструментальной музыке выработались свои типичные героические интонации. Многие из них сложились как обобщение выразительных элементов, которые характеризовали классические образы героики в операх и симфо­ниях XVIII века.

Мелодика отличается «крупными контурами». Она основывает­ся на аккордово-трезвучных, преимущественно восходящих звуках и часто содержит фанфарные обороты. В ней не осталось и следа от украшении, слабых окончаний, задержаний, присущих камерному «галантно-чувствительному стилю». Ритмы массовых жанров энергичны, просты и часто связаны с маршевой поступью (двудольный метр с пунктиром). Гармонизация – простейшего типа, без хроматизмов и детализации. Динамические контрасты, нарочитое противопоставление звуковых красок усиливают впечатление композиции крупного плана.

Эти черты встречаются в музыке, принадлежащей различным авторам, и здесь нельзя не усмотреть определенную закономер­ность стиля.

Например:

Изменился самый характер звучания, его тембровая окраска. К коллосальным хоровым массам присоединился огромный, небывалый по своим качествам оркестр духовых инструмен­тов. По сравнению с обычным составом Госсек значительно увеличил медную и ударную группы, ввел тромбоны, серпент, античный инструмент tuba curva, тамтам и другие.

Роль духового оркестра в Формировании искусства Французской революции в высшей степени значительна. В частности, для этого состава Госсек создал «Похоронный марш», положивший определенному жанру – музыке к погребальным шествиям в память погибших героев. В нем отразились наиболее типичные черты массово-демократического музыкального стиля Французской революции.

Резкое противопоставление крайних регистров вызывает ощу­щение огромного звукового пространства. Подчеркнутые динамиче­ские контрасты, тремоло литавр, удары тамтама придают произве­дению острый драматизм, а пульсация пунктированного рит­ма, резкие акценты – энергичность и действенность. В марше совершенно отсутствует закругленная песенно-ариозная мелодика обычная для музыки XVIII столетия. Воздействие его на массы было в буквальном смысле слова потрясающим:

Объединяя мысли, чувства и волю народа, этот новый жанр от­вечал идейной направленности передового искусства XIX века. В первом похоронном марше Бетховена (из Двенадцатой форте­пианной сонаты), в его знаменитом «Marcia funebre» из Третьей симфонии запечатлелись героико-трагические образы погребаль­ных шествий революционной Франции. Ту же идею, но в более театральной форме, воплотил и Берлиоз в своей «Траурно-триумфальной симфонии».

Похоронный марш получил широкое распространение в музыке нового столетия (у Шуберта, Мендельсона, Шопена, Чайковского и у многих других).

После того как в 1794 году, в результате термидорианского переворота, буржуазия пресекла поступательное движение рево­люции, захватила власть и установила наполеоновскую диктатуру, массовые жанры начали постепенно утрачивать свой подлинно ге­роический характер. Они превратились в казенно-торжественное искусство славословия. Затем вся эта музыка была предана забве­нию. Возможно, что среди од и маршей того времени не было ни одного произведения, достигшего подлинных художественных вер­шин. Однако в целом музыка революционной Франции создала но­вый законченный художественный стиль, который ознаменовал гро­мадный рубеж в развитии мирового музыкального творчества.

Его влияние на передовую музыкальную культуру последующей эпохи было огромным.

Монументальность и героический характер бетховенских сим­фоний немыслимы вне связи с гражданской музыкой Французской революции. Драматизм, чувство «открытого пространства», свой­ственные многим произведениям Берлиоза, обязаны тем же источ­никам. Во французской опере следующего поколения, вплоть до Мейербера, сохраняются крупная композиция, звуковая мощь, бле­стящая маршевость, характерные для музыки театрализованных празднеств. Исчезло утрированное изящество, орнаментальность, камерность, типизирующие придворно-аристократическую эстетику XVIII века. И, наконец, все дальнейшее развитие музыкальных культур европейских стран было обусловлено тем новым понима­нием гражданской роли искусства, которое принесла с собой Французская революция.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2019 Проект Ивана Фёдорова