Опера Верди «Сила судьбы»

La Forza del Destino

12.01.2011 в 19:23.
«Сила судьбы». Сцена из спектакля Ла Скала. 1955 г.

Опера в четырёх действиях Джузеппе Верди; либретто Ф. М. Пиаве (при участии А. Гисланцони) по драме А. Сааведры «Альваро, или Сила судьбы» и с использованием сцены из драмы Ф. Шиллера «Лагерь Валленштейна».

Первая постановка: Петербург, Мариинский театр, 10 ноября 1862 года; окончательная редакция: Милан, театр «Ла Скала», 27 февраля 1869 года.

Действующие лица: маркиз де Калатрава (бас), Леонора де Варгас (сопрано), дон Карлос де Варгас (баритон), дон Альваро (тенор), Прециозилла (меццо-сопрано), приор (бас), брат Мелитон (бас), Курра (меццо-сопрано), алькальд (бас), мастро Трабуко (тенор), испанский военный врач (бас); погонщики мулов, испанские и итальянские крестьяне и крестьянки, испанские и итальянские солдаты, ординарцы, итальянские рекруты, монахи-францисканцы, нищие, маркитанки.

Действие происходит в Испании и Италии в середине XVIII века.

Действие первое

В замке маркиза Калатравы его дочь Леонора, пожелав отцу спокойной ночи, ожидает своего возлюбленного дона Альваро, разрываясь между любовью к нему и к отцу, который противится этому союзу («Me pellegrina ed orfana»; «Стать бездомной сиротой»). Входит Альваро и убеждает Леонору покинуть отцовский дом. Она в конце концов соглашается («Son tua, son tua col core e colla vita»; «Твоя, твоя и сердцем, и жизнью»). Но тут появляется маркиз Калатрава. Альваро бросает пистолет, не желая угрожать маркизу, но случайным выстрелом смертельно ранит его. Умирая, отец проклинает дочь.

Действие второе

Трактир в Севилье. Здесь собрались крестьяне, погонщики мулов, местный алькальд; три пары танцуют сегидилью. Переодетый Карлос, брат Леоноры, называющий себя студентом Передой, разыскивает обоих влюблённых. Появляется Леонора вместе с мелким торговцем Трабуко. Молодая цыганка Прециозилла призывает соотечественников поддержать итальянцев в их борьбе с немцами («Al suon del tamburo»; «Под гром барабанов»). Проходят паломники, и все присоединяются к их молитве. Леонора, давно разлучённая с Альваро, со страхом узнаёт брата и прячется. Карлос, скрыв своё имя, рассказывает мастро Трабуко историю убийства своего отца («Son Pereda, son ricco d’onore»; «Я — Переда, я честный малый»).

Леонора ищет убежища в монастыре («Madre, pietosa Vergine»; «Дева святая»). Она просит у приора разрешения поселиться неподалёку от монастыря и вести отшельнический образ жизни. Монахи клянутся не нарушать её покоя. Леонора постригается в монахини и удаляется (с хором «La Vergine degli Angeli»; «Пресвятая дева, царица ангелов»).

Действие третье

В Италии, близ Веллетри, в лагере испанцев дон Альваро оплакивает своё несчастное прошлое («La vita e inferno all’infelice»; «Жизнь для несчастного — мученье!»). Он считает Леонору мёртвой («O tu che in seno agli angeli»; «Ах, ты к небесным ангелам»). Во время боя Альваро, скрывший своё имя, спас Карлоса, и оба поклялись друг другу в вечной дружбе («Amici in vita e in morte»; «Друзья в жизни и в смерти»). Но вот серьёзно ранен Альваро и просит Карлоса в случае его смерти уничтожить спрятанную пачку документов («Solenne in quest’ora»; «Одна только просьба!»). Карлоса одолевают сомнения относительно личности друга («Urna fatale del mio destino»; «Роковой жребий мой»). Среди документов он находит портрет Леоноры и узнаёт, что Альваро — его враг. Карлос не отказывается от мести («Egli e salvo! O gioia immensa»; «Он жив! О радость»).

В военном лагере царит оживление. Маркитанки подбодряют рекрутов («Non piangete, giovanotti»; «Не плачьте, ребятки»). Прециозилла предсказывает будущее («Venite all’indovina»; «Придите к гадалке»), а брат Мелитон произносит шутовскую проповедь. Цыганка пускается в пляс, вся толпа ей аккомпонирует («Ратаплан»).

Действие четвёртое

В монастыре брат Мелитон не доволен новым монахом Рафаэлем, щедро одаряющим нищих, но приор защищает его. Появляется Карлос и узнаёт в Рафаэле Альваро. Враги удаляются на поединок («Le minacce i fieri accenti»; «Угрозы, гневные слова»). Леонора молится в своём уединении («Pace, pace mio Dio»; «Мира, мира, о боже!»). Неожиданно раздаётся шум, звон оружия. Альваро стучит в дверь, зовя исповедника: Карлос умирает, раненный на поединке. Леонора в волнении подбегает к брату, но тот наносит ей смертельный удар. Приор призывает всех к смирению. Леонора умирает, пообещав Альваро ждать его на небесах (терцет «Lieta poss’io precederti»; «С радостью опережаю тебя»).

Джузеппе Верди / Giuseppe Verdi

Заказанная петербургским императорским театром, опера была поставлена в 1862 году с задержкой на один сезон из-за болезни сопрано Эммы Лагруа, которая должна была впервые исполнять роль Леоноры. Публика приняла оперу хорошо, тогда как критика была несколько противоречивой. Особенно упрекали фрагментарность либретто, отразившуюся на музыкальном языке. Среди одобрительных отзывов приведем образный комментарий, помещенный в «Journal de St.-Petersbourg»: «Композитор хотел, чтобы во всей его опере чувствовалось властное дыхание судьбы... Основная мелодия — короткая и мрачная; она развивается таким образом, что заставляет вздрагивать от волнения, словно тень простерлась от крыльев ангела смерти, ожидающего на дороге вечности». В 1869 году опера была поставлена в «Ла Скала» с некоторыми изменениями и дополнениями. Вследствие тяжелой болезни Пиаве, модифицировал литературный текст Антонио Гисланцони (в скором времени ставший автором либретто «Аиды»). Самое большое изменение касалось финала: в Петербурге опера завершалась самоубийством Альваро согласно оригиналу Сааведры. Для «Ла Скала» Верди добавил большую увертюру, быть может, самую значительную из написанных им до тех пор. Миланская пресса отметила также его успех как постановщика оперы. В целом «Сила судьбы» осталась той, какой была в Петербурге,— драмой, полной приключений и очень запутанной.

Два главных героя — Альваро и Леонора — оказываются разлучены друг с другом на протяжении многочисленных эпизодов, словно умеряющих «властное дыхание судьбы». Но это не совсем так. События воздействуют на психологию двух несчастных и мощнейшим образом преображают ее. К тому же пока нас отвлекают картины народной жизни, не имеющей отношения к их судьбе, страдания Альваро и Леоноры, хотя и не изображаются, почти никогда не исчезают, словно подспудно вопрошая нашу совесть. Уже в увертюре утверждается это полицентрическое видение: после звучания темы судьбы — жалобной, нежной, жестокой — фантазия музыканта уводит его в сторону, смешивает проклятия и бешеные атаки, лирические и монастырские картины, шум битвы и религиозные обряды.

Первое действие представляет собой как бы исчерпывающий, необходимый пролог. Дуэт Леоноры и маркиза передает чистую семейную атмосферу; ее ария «Стать бездомной сиротой» основывается на тех же инструментальных тембрах, на тех же хроматизмах, которые мы услышим в арии Аиды (с ней сближает Леонору и причина прощания с отцом). Входит Альваро, весь словно еще взбудораженный скачкой: когда решение бежать принято, его голос взлетает с решительностью и откровенностью, близкими Доницетти. Затем — выстрел, трагедия, гневная поступь судьбы. Во втором действии хроника развивается вовсю (и как она близка русскому театру!): художник переходит от проникнутой тонкой иронией сцены ужина в таверне, от портретов Прециозиллы и Трабуко к отталкивающей маске Переды, к немного архаичным цветовым пятнам хора паломников, направляющихся в церковь, под сенью которой найдет приют Леонора. В монастыре все сосредоточено вокруг благочестивого хора монахов. Дуэт беглянки и приора изобилует очень разнообразным мелодическим материалом; ясно, что в ее душе мудрый старец занял место покойного отца (хотя остроумная фигура Мелитона как будто насмехается над этой доверчивостью). Финал действия столь же знаменит, что и хоры в таверне: тупой фанатический пыл выливается в молитву, в которой скрыты инвектива и анафема.

Панорама становится шире в третьем действии, изображающем лагерь в Веллетри и состоящем из развернутых, «густонаселенных» эпизодов. Арии Альваро предшествует большое соло кларнета, возвращающее на пути прошлого, которые переходят в вариации на тему судьбы. Прошло много времени, и Альваро погружается в минувшее. Призывая Леонору, голос взмывает до небес, герой словно тонет в звуковых волнах, но затем смиряется в тихой надежде. Появление Карлоса вводит несколько высокопарную тему, связанную с маниакальной идеей мщения. Следует блистательный полиптих, целая серия привлекательных, впечатляющих картинок, делающих лагерную жизнь зримой и осязаемой (всему предшествует очень живое, красочное изображение караульного дозора). Здесь и женственный испуг молодых рекрутов, и комически-эпическая проповедь Мелитона, и, наконец, популярный напев «Ратаплан», наслаждение для любого слуха, свободного от предрассудков. С возвращением в монастырь яркие, рельефные массовые сцены не убывают, на их фоне звучат торжественные фразы дуэта Альваро и Карлоса. Но события уже стремятся к четвертому действию, где трагедия завершается. Мелодия Леоноры напоминает романс Альваро из третьего действия, но она более сдержанна, не столь развернута и не имеет вступительного речитатива. Ее пение одиноко, бесслезно. Леонора обращается к своему богу, и словно некая рука свыше выводит в коротком тематическом фрагменте основную мелодическую линию. Выделяющие это ариозо пластичные мотивы в духе Беллини полны упования на милость за гробом. Проклятие, предельно яростные такты дуэли, встреча Альваро и Леоноры — подлинно трагический диалог, молниеносное убийство Леоноры — все проносится в вихре. И надо всем, как слабое убежище от несчастий, возвышается благочестивая, ясная, в духе Мандзони, проповедь приора.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)

Публикации

Главы из книг

О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2022 Проект Ивана Фёдорова