Belcanto.ru
Классическая музыка, опера и балет
главная персоналии произведения словарь записи книги


Музыка Италии

Глава №92 книги «История зарубежной музыки — 6»

К предыдущей главе       К следующей главе       К содержанию

Развитие итальянской музыки в XIX веке прошло под знаком оперы. Этот век завершался поздними шедеврами Верди, ошеломляющим успехом веристов Масканьи и Леонкавалло. Подвел черту под этой блистательной эпохой Пуччини, который выступил подлинным наследником Верди и вместе с тем открыл новые возможности в области музыкальной драматургии и вокальной мелодики. Находки Пуччини вскоре были подхвачены композиторами различных национальных школ. Однако основная масса итальянских оперных партитур начала XX века (Э. Вольф-Феррари, Ф. Чилеа, У. Джордано, Ф. Альфано) являла бесконечное число вариаций на выработанные в прошлом приемы оперного письма, лишь слегка обогащенного более современными средствами, что свидетельствовало о кризисе национальной оперной школы.

Практически бесплодными оказались начавшиеся еще во второй половине XIX века попытки развивать на итальянской национальной почве симфонические и камерно-инструментальные жанры. Симфонии Дж. Сгамбати, Дж. Мартуччи, написанные в традициях Мендельсона и Брамса, не выходят за пределы эклектизма; органное творчество М. Э. Босси не поднимается выше уровня подражательности, демонстрируя влияния немецкого музыкального романтизма — от Шумана до Листа и Вагнера.

С самого начала века в Италии заметно усилилось влияние католицизма, что сказалось и в музыке. Свою роль здесь сыграла булла папы Пия X «Motu proprio» (1903), посвященная проблеме обновления церковной музыки. Она, в частности, содержала призыв к возрождению григорианского хорала и одновременно санкционировала использование самых новаторских выразительных средств, при условии, что их применение будет отвечать требованиям церкви. Правда, попытки возродить жанры оратории, кантаты и мессы, предпринятые в начале века аббатом Перози *,

* Лоренцо Перози в 1898 году был назначен на пост руководителя Сикстинской капеллы и стал лидером движения за обновление церковной музыки.

не увенчались успехом: желанного обновления католической музыки сочинения этого автора не принесли ни по своим стилистическим, ни по духовным, этическим качествам. И все же публикация памятников католической духовной музыки (знаменитая серия «Editio Vaticano», начатая в 1904 году) привлекла внимание многих композиторов, искавших пути возрождения национальных традиций. Интерес к григорианскому хоралу, старинной итальянской полифонии (Палестрина), духовным жанрам и формам особенно усилится в 20-30-е годы.

Первая мировая война глубоко потрясла Италию в экономическом, политическом, социальном, культурном плане, что привело к мировоззренческому кризису. В искусстве конца 10-х — начала 20-х годов можно отметить как острокритическое осмысление событий прошедшей войны и послевоенной действительности, так и скептицизм, и религиозно-мистические устремления наряду с оживлением и интенсивным развитием воинствующе-националистических тенденций. Еще в начале века проявились предваряющие фашистскую идеологию мечтания о Великой Италии, наследнице цезаристского Рима, о превращении Средиземного моря в итальянское — «наше море» и т. п. Выразителем подобных настроений стала литературная группа футуристов, опубликовавшая свой первый манифест в парижской газете «Фигаро» в 1909 году. После войны деятельность этой группы принимает явно выраженный политический характер. Осенью 1918 года в первом номере еженедельника «Рома футуриста» был напечатан манифест и программа политической партии, содержащие откровенную апологию национализма. Создаваемую партию возглавил Ф. Т. Маринетти; в нее вошли Б. Муссолини, а также Г. д'Аннунцио и ряд других деятелей искусства, среди которых были и музыканты — Л. Руссоло, Ф. Б. Прателла; позднее ее членами стали П. Масканьи и Б. Джильи. Футуристская литературная группа во главе с Маринетти подготовила возникновение организации «Фашистские боевые отряды»; деятельность последней началась в марте 1919 года, когда Муссолини созвал в Милане первую ассамблею будущей фашистской партии, получившую название «Ассамблеи Сан-Сеполькро» (по имени особняка, где она состоялась). Через несколько месяцев была опубликована Программа Сан-Сеполькро, которая объединяла ряд пунктов программы футуристов с революционно-демократической демагогией Муссолини и воинствующим национализмом д'Аннунцио.

Значительная часть интеллигенции, особенно среди деятелей культуры и искусства, не приняла националистической идеологии. Для этой части итальянских литераторов, поэтов, драматургов духовным прибежищем стали общечеловеческие «вечные» темы. Гуманистические идеи провозглашались, в частности, группой «рондистов», которые получили наименование от издававшегося социалистической партией журнала «Ронда». Не имея возможности выступить с активным протестом против фашизма, они проповедовали обособление искусства от политики и провозглашали «индивидуальную свободу мысли художника». Сознательное самоограничение проблемами художественного мастерства сочеталось с уходом в прошлое, с установкой на освоение опыта национальной классики. Эстетика «рондистов», несомненно, повлияла на некоторых видных композиторов (Пиццетти, Малипьеро, Казеллу) и способствовала утверждению в итальянской музыке 20-30-х годов неоклассицизма в качестве главного направления.

Важную роль в сплочении левых сил художественной интеллигенции сыграл выходивший в 1919-1922 годах еженедельник социалистической партии «Ордино нуово», основанный А. Грамши (впоследствии — одним из основателей Итальянской коммунистической партии). На страницах еженедельника Грамши вел активную борьбу за демократическую культуру, уделяя много внимания пропаганде творчества современных писателей левого направления — М. Горького, А. Барбюса, Р. Роллана и других. В ряде статей он подверг резкой критике футуризм и националистическую платформу д'Аннунцио. С 1924 года рупором антифашистского движения стала газета Итальянской коммунистической партии «Унита».

В музыке Италии, как и до войны, продолжало главенствовать веристское направление, несмотря на то что оно явно вырождалось (это особенно заметно в послевоенных произведениях Масканьи). Борьбу с рутиной и консерватизмом, царившими в итальянской музыкальной жизни, повели представители молодого поколения — Респиги, Пиццетти, Малипьеро и Казелла, ориентировавшиеся на симфонизм Р. Штрауса, Малера, французский импрессионизм, творчество Римского-Корсакова, Стравинского. Еще раньше, в 1917 году, они основали Национальное музыкальное общество, ставившее целью обновление репертуара симфонических концертов. Пропаганду новой музыки и борьбу с засильем академических и веристских тенденций эти композиторы вели и в прессе.

Новая обстановка сложилась в стране после октября 1922 года. Муссолини, став премьер-министром, начинает расправу со своими политическими противниками и в то же время проводит коварную политику вовлечения интеллигенции в фашистское движение, рассчитывая таким образом повернуть мировое общественное мнение в благоприятную для своей идеологии и практики сторону. Уже после государственного переворота 3 января 1925 года, обусловившего установление откровенно диктаторского режима, в марте того же года в Болонье проходит Конгресс во имя фашистской культуры, а в апреле выпускается «Манифест фашистской интеллигенции», составленный идеологом итальянского фашизма философом Дж. Джентиле.

Однако в среде деятелей культуры были еще достаточно сильны оппозиционные настроения. Либеральная оппозиция объединилась вокруг философа и политика Бенедетто Кроче. От ее имени 1 мая 1925 года в газете «Мондо» появился написанный Кроче «контрманифест», озаглавленный «Ответ итальянских писателей, профессоров и публицистов на манифест фашистской интеллигенции». Сама публикация «контрманифеста» в период активного наступления власти на прогрессивную мысль была актом мужественным, хотя его программа отличалась отвлеченностью и политической пассивностью. «Контрманифест» выступал против смешения политики и литературы, политики и науки, утверждал, что истина заключается не в действии, а в мысли. Именно такое отделение философии и искусства от гражданского действия имело своим следствием постепенный уход художественной интеллигенции Италии в различные формы «духовной эмиграции». Так сперва в поэзии, а затем и в смежных искусствах создались предпосылки для возникновения «герметизма», получившего особенное развитие в 30-е годы. В музыке влияние «герметизма» в наибольшей степени сказалось в ряде произведений Малипьеро.

Следуя идеям «контрманифеста», художники стремились противопоставить крикливой, духовно нищей фашистской культуре высокие эстетические ценности, выраженные, однако, в форме, труднодоступной для широких масс. В итальянской музыке «контрманифест» еще более укрепил позиции неоклассицизма, который, при всех различиях между отдельными композиторами, при всех нюансах в отношении к классическому наследию и народному творчеству, сделался основным, ведущим направлением в 20-30-е годы. Экспрессионистско-экзистенциалистскне тенденции, связанные с осмыслением и освоением опыта Нововенской школы, стали отчетливо проявляться несколько позднее, начиная с 30-х годов (в творчестве Л. Даллапикколы и Г. Петрасси).

Играя роль покровителя науки и искусства, Муссолини организовал Институт фашистской культуры, под руководством которого развернулась деятельность ряда научных и художественных организаций. При этом режим проявил редкостную всеядность по отношению к различным творческим направлениям. Тем не менее большая часть художественной интеллигенции осталась на позициях скрытого неприятия идейных доктрин и политической практики фашизма.

Особо надо отметить две полярные тенденции, отчетливо сказавшиеся во всех сферах итальянского искусства 20-30-х годов: это «страчитта» («сверхгород») и «страпаэзе» («сверхдеревня»). Первое течение ориентировалось на отражение культуры и жизни современного города (по существу, смыкаясь с тенденциями европейского урбанизма), второе же отстаивало национальную почвенность и фактически стремилось изолировать искусство Италии, ограничить его национальными рамками.

Огромное влияние на развитие культурной жизни страны продолжал оказывать католицизм. Заключенный в 1929 году конкордат Муссолини с Ватиканом привел к расширению общественно-политической деятельности церкви и способствовал усилению религиозных мотивов в творчестве ряда композиторов. Впрочем, повышенное внимание к религиозной тематике и духовным жанрам в 30-е годы имело более глубинные причины и обнаруживалось в музыке различных европейских стран (в частности, Франции). Специфичным для Италии было то, что произведения на религиозные темы, по видимости отвечая линии официального клерикализма, нередко служили выражением духовной оппозиции фашизму.

Точно так же ряд важных культурных начинаний, внешне соответствовавших политике режима, по сути своей были независимы от нее. Например, не имеет никакого отношения к идеологической программе итальянского фашизма обозначившееся еще в предвоенные годы и принесшее плодотворные результаты обращение ведущих итальянских композиторов к великому наследию XVII-XVIII веков. Нельзя связывать с воинствующим национализмом и разглагольствованиями об «избранной романской культуре — наследнице императорского Рима» ту огромную работу, которую провели в 20-30-е годы итальянские ученые и композиторы по собиранию, исследованию и публикации богатейшего песенного и танцевального фольклора различных областей и провинций Италии — работу, обогатившую не только музыкальную науку, но и профессиональное творчество *.

* Среди этих публикаций следует назвать исследование Б. Кроче «Народная и художественная поэзия», сборники народных песен Дж. Фара «Музыкальная душа Италии» и «Сардинские песни», сборники А. Фанары-Мистрелло «Сицилийские песни земли и моря» и «Народные песни провинции Вальдемедзаро», исследования композитора-футуриста Ф. Б. Прателлы «Очерки плачей, песен, хоров и танцев итальянского народа» и «Этнофония Романьи».

Огромную объективную ценность имеют академические публикации выдающихся памятников духовной музыки, шедевров эпохи Возрождения, итальянской оперы и инструментальной музыки XVII-XVIII веков. Эта работа, начатая до Первой мировой войны, продолжалась в годы «черного двадцатилетия» под официальным покровительством короля и Муссолини, прекрасно понявшего, насколько престижной она была для фашистского режима. Изучение старинных культовых жанров и творений полифонистов (особенно Палестрины) также обогатило творчество композиторов. Их стиль оплодотворялся интонационной выразительностью старинных ладов, григорианского хорала и древних секвенций, направленных на восприятие масс в моменты возвышенных душевных состояний.

В период «черного двадцатилетия» в Италии работал ряд выдающихся ученых-музыкантов, чьи капитальные труды приобрели мировое значение. Назовем исследования А. делла Корте по проблемам итальянской оперы, монументальную трехтомную биографию Россини, написанную Дж. Радичотти, монографию М. Гатти о Верди. В эти годы разворачивается и публикация документов, материалов по общим проблемам итальянской музыки и творчества отдельных композиторов.

В частности, выходит несколько ценнейших публикаций эпистолярного наследия Верди.

Из соображений престижа фашистские главари всемерно поощряли оперное и концертное исполнительство, то есть те формы искусства, которые не казались им опасными. Высокой исполнительской культуры достигает театр «Ла Скала», а вслед за ним и другие оперные театры, например римский, находившийся под особым покровительством режима. Опера блистает замечательными певцами — А. Галли-Курчи, Т. Даль Монте, Б. Джильи, Титта Руффо. При этом в идейном отношении оперный театр находился под пристальным наблюдением цензуры. Фашистско-клерикальная цензура запретила постановку оперы Малипьеро «Легенда о подмененном сыне», а в дни интервенции в Абиссинию режим запятнал себя постыдным снятием с репертуара «Аиды» Верди. Неслучайно в знак протеста против фашистской политики в 1928 году покинул Италию Тосканини, эмигрировали и другие крупные музыканты (М. Кастельнуово-Тедеско, В. Риети и др.).

Жизнь литературы и драматического театра была в еще большей степени скована давлением фашистской цензуры, что вынуждало многих художников вставать на позиции «герметизма». Вместе с тем на многих итальянских писателей, поэтов и драматургов сильное влияние оказало творчество Л. Пиранделло, обнажавшее трагическую реальность жизни «маленького человека», бесплодность поисков свободы, красоты и счастья. Примечательно, что именно к произведениям Пиранделло обращается ряд итальянских композиторов. В литературе этих лет возникали и сочинения, более активные в своей социальной критичности (например, молодой А. Моравиа, Э. Витторини), но они оставались исключениями.

В такой сложной обстановке пришлось работать крупнейшим композиторам целого поколения — Респиги, Пиццетти, Малипьеро, Казелле. К их чести, они не стали трубадурами итальянского фашизма, хотя не были и активными борцами против него.


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2019 Проект Ивана Фёдорова