Театральное бюро путешествий «БИНОКЛЬ»
туры и билеты в самые знаменитые театры мира
главная персоналии произведения словарь записи книги



Лад

12.01.2011 в 19:45.

Хорошее это славянское слово - лад. Хорошо, когда дело ладится, когда в семье лад, когда платье ладно сшито... Много можно привести примеров с этим корнем, и все слова окажутся светлые, дружелюбные. Недаром лад - это согласие, мир, стройность, порядок.

Но какое отношение все эти понятия могут иметь к музыке?

Оказывается, самое непосредственное.

Музыка - искусство, в котором звуки располагаются стройно, согласованно, упорядоченно. Попробуйте-ка нажимать клавиши рояля или дергать струны гитары как попало: никакой музыки не получится!

Однако слово лад - не просто стройность и согласие. Это специальный термин, который означает взаимосвязь звуков между собой, их согласованность, слаженность.

Вспомните любую мелодию: песню, танец, отрывок из какого-нибудь инструментального сочинения. Если вы начнете ее напевать, то обнаружите, что в любом, произвольном месте остановиться нельзя. И не только потому, что, допустим, не «уложились» все слова или не закончилось движение танца. Нет: дело в том, что звуки, сочетаясь друг с другом, воспринимаются ло-разному. Одни - как устойчивые. На них можно остановиться подольше, вообще закончить движение. На них композитор и заканчивает куплет песни, раздел или всю инструментальную пьесу. На других остановиться никак нельзя: они вызывают ощущение незавершенности и требуют движения дальше, к устойчивому, опорному звуку.

Объединение звуков, различных по высоте и тяготеющих друг к другу, называется ладом. Основной звук лада - самый устойчивый, к которому тяготеют все остальные, - называется тоника. Аккорд из трех звуков, нижний из которых - тоника, - называется тоническим трезвучием.

Лады, то есть подобные объединения звуков, бывают разные. Наиболее распространены в европейской музыке лады, которые называются мажор и минор. В основе мажора - тоническое трезвучие, в котором сначала, снизу - большая терция (посмотрите, что написано о терции в рассказе «Интервал»), а над ней малая. Мажор получится, если вы, подойдя к роялю, нажмете последовательно все белые клавиши от ноты до вверх до следующей ноты до, расположенной октавой выше. Такое последовательное звучание нот в пределах октавы называется гаммой. То, что вы сыграли, гамма до мажор. Можно сыграть мажорную гамму от любого другого звука, только тогда в некоторых местах белую клавишу придется заменить черной. Ведь построение гамм подчинено определенной закономерности. Так во всех мажорных гаммах после двух взятых подряд тонов следует полутон, потом идут три тона подряд и снова полутон, В минорной гамме звуки чередуются иначе: тон, полутон, два тона, полутон, два тона. При этом гамма всегда называется по ее первому звуку.

В чем разница между гаммой и тональностью? Гамма может быть восходящей и нисходящей, то есть звуки в ней будут подниматься вверх или спускаться. Но расположены они непременно последовательно, без скачков; они двигаются со ступеньки на ступеньку (запомним это сравнение - оно нам еще понадобится). А тональность... Предположим, вы поете песню на школьном уроке. Песня закончилась, и учительница говорит: «Хорошо, в ре мажоре у вас получилось (ре мажор - значит, самый устойчивый, основной звук песни - ре, а в аккомпанементе самый устойчивый аккорд, на котором песня закончилась, - ре-мажорное трезвучие). А теперь давайте попробуем спеть ее немного повыше». Дает «настройку»: несколько аккордов в ми мажоре, чтобы вы привыкли к звучанию, и вы запеваете песню в другой тональности. Мелодия та же самая, как будто ничего и не изменилось, но звучит песня на тон выше, чем раньше. И основной устойчивый звук песни - теперь не ре, а ми. И поэтому закончилось все ми-мажорным аккордом.

Значит, тональность это высота лада, высота, на которой он расположен. Иногда ее называют - ладотональность.

Название тональности получается, когда к определению лада прибавляют название его главного звука - тоники - до мажор, ми-бемоль мажор, соль минор, фа-диез минор... Вот и появилось у нас название еще одного лада - минор. Это тоже очень распространенный лад европейской музыки. В его основе минорное трезвучие, в котором терции расположены так: снизу малая, а над ней большая. Минор получится, если сыграть подряд на белых клавишах все звуки от ля до ля.

Звуки лада называются ступенями и нумеруются римскими цифрами по порядку снизу вверх: I, II, III, IV, V, VI, VII. Тоника - это I ступень.

Мажор и минор - самые известные, самые распространенные лады. Но существуют кроме них и многие другие. Они распространены в народной музыке, все чаще используются и в современной профессиональной музыке. Есть и лады искусственные, придуманные композиторами. Так, например, Михаил Иванович Глинка придумал целотонный лад. Он называется так потому, что между всеми звуками расстояние - целый тон. Звучит он странно, необычно. Глинка придумал его, чтобы передать состояние оцепенения, чего-то фантастического и безжизненного.

Многие лады, как и мажор и минор, состоят из семи ступеней, но бывают лады и из другого количества звуков. Так в целотонном - шесть ступеней. Есть целая группа ладов, называемых пентатонными (по-гречески pente - пять, tonos - тон) - это лады пятиступенные. Существуют и лады с другим количеством ступеней.

Л. В. Михеева


Ладить, быть в согласии, в добрых взаимоотношениях, во взаимодействии. Именно в таком смысле следует понимать этот музыкальный термин.

— Простите, а между кем эти добрые взаимоотношения?

— Между звуками музыки.

— Но ведь есть мажорный лад, минорный лад.

— И еще многие другие лады. Лад - это взаимоотношения между теми звуками, которые участвуют только в данном произведении. Если все эти звуки выстроить по линеечке - получится так называемый звукоряд лада. Вот отношения между тонами звукоряда и есть лад.

— А бывает так, что звукоряд один и тот же, а лады разные?

— Сколько угодно.

— Тогда в чем же дело?

— Как и в человеческом обществе, лад бывает тогда, когда один из его членов признается главным, является центром притяжения. Таким Центром в музыкальном ладу является тоника - самый устойчивый звук. От того, какой тон звукоряда является тоникой, зависит соотношение остальных тонов (структура лада).

— Но в человеческом обществе бывает более сложная субординация.

— Как ни странно, в музыкальном ладу тоже. Лады с одним устойчивым звуком - белее древние, так называемые мелодические (их еще называют средневековыми или церковными, поскольку они были теоретически осмыслены церковными музыкантами в эпоху средневековья). Но есть и более поздние и развитые лады - это как раз мажор и минор, в которых кроме тоники есть относительно устойчивые опорные звуки. Это более сложная структура, связанная уже с гармонией. Соответственно у каждого опорного тона есть свои близлежащие "подчиненные" - неустойчивые звуки.

— Не происходит ли при этом децентрализация, как теперь говорят?

— Нет, напротив. "Пирамида" лишь укрепляет власть центра.

— Когда же окончательно закрепились эти лады: мажор и минор?

— В эпоху феодального абсолютизма.

— А что, Великая французская революция как-нибудь ослабила власть тоники и других опорных звуков лада?

— Вот подобных вопросов я больше всего опасаюсь. Хотя нужно не опасаться, а отвечать на них. Но на этот вопрос нельзя ответить прямо, потому что социально-исторические процессы в обществе не находятся в прямой связи с историей общественного музыкального мышления. Как сказал Сергей Сергеевич Прокофьев со свойственным ему остроумием: "Никакая революция не свергнет вождя в фуге и не перевернет гармонического строя". Поясню, что вождь в фуге - главная тема, а гармонический строй - ладовая система. Это шутка, но в ней заключена истина. Эти слова были произнесены в 1924 году в ответ тем, кто пытался в первые годы революции сразу услышать результаты нового социального мышления в музыкальном.

Однако сейчас уже конец XX века и можно подвести некоторые итоги этой дискуссии.

Человек, композитор, в наиболее глубокой степени воспринявший идеи Просвещения и девиз французской революции 1789 года "Свобода, равенство, братство!" - это Людвиг ван Бетховен. Однако его музыкальный стиль демонстрирует предельную устойчивость мажоро-минорного мышления, власть тонической устойчивости. Но ведь конвент не отменял понятия власти, он лишь менял его.

И все же сдвиги в социальной психологии людей под влиянием этой революции свершились, только позже, в следующем поколении.

Композиторы-романтики были гораздо внутренне свободнее, индивидуалистичнее.

— Это сказалось как-нибудь на их ладовом мышлении?

— Да, и очень отчетливо. Мажоро-минор стал обогащаться так называемыми побочными устоями (большую роль стали играть трезвучия на III и VI ступенях), и старая система начала разрушаться изнутри. Чем дальше, тем больше. К началу XX века тональность (как конкретное выражение лада с главенством тоники) практически распалась. Появилась так называемая атональная музыка, что с точки зрения приверженцев мажоро- минора является полной анархией, катастрофой.

— Но именно так многими людьми и воспринимается современная серьезная музыка!

— А интересно, как бы воспринял какой-нибудь феодал- крепостник любое проявление демократии в современном цивилизованном обществе? Например, выборы президента? Боюсь, это было бы смертельным потрясением. От атональной музыки все-таки не умирают.

— Но современная демократия - это все-таки не анархия. А есть ли какой-нибудь аналог этому в музыке, в ее ладовой системе?

— В 1922 году венский композитор Арнольд Шёнберг открыл новый "метод сочинения музыки с двенадцатью соотнесенными лишь между собой звуками", или додекафонию, что по-гречески значит двенадцатизвучие.

— Извините, перебью: почему именно двенадцать звуков?

— Потому что октава делится на двенадцать полутонов (белые и черные клавиши на рояле). В других октавах они лишь повторяются. Двенадцать звуков - это максимальное количество в нашей темперированной музыкальной системе (о темперации сейчас не будем говорить). Так вот, суть додекафонии, которая еще называется двенадцатитоновой системой, заключается в том, что здесь нет устойчивых и неустойчивых звуков, а следовательно, не может быть и тоники. Все равны. И поскольку устойчивость может приобрестись каким-либо звуком (если он будет повторяться чаще других), то вводится строгий порядок: ни один звук не может повториться до тех пор, пока не прозвучат все остальные. Такое вот "равенство перед законом".

Несколько раньше (в 1913-15 годах) сформулировал, а в 1919-24 годах воплотил в своих музыкальных композициях примерно тот же принцип русский композитор Николай Александрович Рославец.

— Все эти даты очень красноречивы, так как совпадают с революционной эпохой.

— Это сейчас становится очевидным. Тогда это воспринималось скорее как кабинетные изыскания, крайне далекие от жизни и уж тем более от революционного духа.

— Какова же судьба этого метода? Победил ли он мажоро-минор?

— А вот победы одного над другим в современном общественном мышлении уже не может быть в принципе. Потому что в его основе - плюрализм. Всего: мнений, концепций, интересов, эстетических стилей, философских учений и т. д. Поэтому ладовое и доде- кафонное музыкальные мышления сосуществуют, причем не только у различных композиторов, но даже у одного и того же. И даже внутри одного произведения.

— А как же тут с мировоззрением? Или уж настолько все теперь беспринципны?

— Если продолжать строго соотносить музыкально-ладовый и социально-психологический типы мышления, то будем честны. Человек в современном демократическом обществе стал намного свободнее, но ощущения полной независимости от какой-либо власти практически ни у кого нет. Более того, на смену прямой зависимости от власти какого-либо господина или монарха пришла зависимость от мировой политики (не будет ли ядерной катастрофы?), зависимость от управляемости научно-техническим прогрессом (не будет ли экологической катастрофы?). Неустойчивость и зависимость человеческого индивидуума продолжает оставаться столь же сильной. Отсюда и усиление разного рода мистических и религиозных настроений. Так что лад еще рано отменять.

Ладовое мышление живо и по другой причине. Звукозапись продлила жизнь старой музыке. Она продолжает воздействовать на людей, формировать их ладовое мышление в старом духе. А поскольку оно привычнее, то большинство людей тяготеют именно к нему.

В 1687 году, то есть в эпоху укрепления абсолютистской власти и соответственно в эпоху окончательного формирования мажоро-минора, был написан главный труд И. Ньютона Математические начала натуральной философии, в котором сформулированы хорошо известные законы: закон инерции, закон пропорциональности приложенной к телу силы и вызванного действием силы ускорения тела, закон равенства действия и противодействия и, наконец, закон всемирного тяготения.

— Закон всемирного тяготения - это прямо перекликается с тяготением к тонике как к абсолютному центру лада.

— Да. И Математические начала натуральной философии Ньютона еще двести лет служили отправным пунктом всех работ по механике.

— До того, как произошла революция в научном мировоззрениии с появлением общей теории относительности А. Эйнштейна, сформулированной им окончательно в 1916 году?

— Да, и, конечно, не только в научном, но и в общем мировоззрении человечества. Как и революционные процессы, это не могло не повлиять на создателей додекафонии. Так что начало XX века изменилосразу очень многое. Хотя при этом Ньютоновы законы не перестали действовать, зависимость одних людей от других не исчезла с лица земли, а ладовое мышление человечества по-прежнему живет в его песнях.

М. Г. Рыцарева


 

главная персоналии произведения словарь записи книги
О сайте. Ссылки. Belcanto.ru.
© 2004–2016 Проект Ивана Фёдорова